?

Log in

No account? Create an account
Лика


Начало тут
Пока Дом стоял крепко, Смерть не имела над нами власти. Дом покрывал нас и защищал, вытаскивал из ям и ловушек. Даже за его стенами, если мы держались вместе, он присутствовал невидимо и нас охранял.Read more...Collapse )
Продолжение тут
Tags:
 
 
Лика

Технические вопросы и ответы Мариам на вопросы читателей

Read more...Collapse )
Tags:
 
 
 
Лика

Слепой1 Сфинкс и Слепой
Любой его поступок неожиданен и нестандартен. В него надо однажды всмотреться и вслушаться, чтобы пропасть навсегда) И чтобы хотелось ловить каждое его слово и каждый жест. Мне трудно писать о нём, не пользуясь терминологией из области духовной, даже из аскетической практики. Есть огонь душевный и огонь духовный. Первый - эмоционален, второй разгорается в мощнейшее пламя при полном молчании эмоций, он другой природы. Именно он горит от того духа, который держит мир и даёт ему жизнь. Вот именно так пафосно, потому что для этого есть все основания в книге. К сожалению, это так же трудно объяснить тем, кто к этому не прикасался, как самому Слепому трудно объяснять свой опыт. Кто-то это просто чувствует, кто открыт как Кузнечик. А кто-то до поры глух, потому что видимо совсем не имел подобного опыта. Слепота эта не удивительна и, можно сказать, простительна. Братья одного монастыря говорили о жившем с ними святом, что он был так тих и прост, что им приходилось напоминать себе, что он Великий.

У Слепого огромный диапазон проявлений. Ни у кого из домовцев такого нет. Он может быть бледной тенью, почти мумией. А может быть стремительным как молния, даже просто идя по коридору. Его страстности может позавидовать Лорд, но он в состоянии скрутить себя в бараний рог, над самим собой поднявшись, если так надо. Мы сами постоянно обманываемся, «видя» его молчаливым и тихим. А потом узнаём, что он буквально взлетает на Дуб в тоске по Лесу и «голова его полна слов». Душа его в Лесу, а вся жизнь в Доме в сущности служение – сокровенное, отчасти видное только самым близким.

Кроме этих близких его мало кто любит - скорее боятся. Точнее, впадают в ступор от необъяснимости его реакций и невозможности его просчитать. О нём ходит много фантазий и слухов. Во внутренней иерархии Дома директор не властен над воспитателем, воспитатель не властен над Слепым, а Слепой... Он ни над кем не властвует. Он начисто лишён желания повелевать, при том, что его авторитет бесспорен. Он может менять законы и никому не придёт в голову возражать. Он - дух Дома, исполняющий его волю. В отличие от Волка, Помпея и им подобных, ему совершенно не надо с кем-то соперничать и "завоёвывать власть". Он может позволить себе роскошь быть расслабленным. В конкретных битвах он становится подобным джедаю, но никогда не инициирует их. Борьба амбиций - это совершенно не про него. Его власть "не от мира сего". И если извлечь "урок от Слепого", то он в том, что когда на каком-то уровне происходит борьба амбиций, побеждает тот, кто вообще в другой системе координат.

А теперь немножко домовской космогонии. Саара живёт на болоте. А «сара» или «сарана» – это топь или болото на наречии той народности, которая жила в районе города Саранск. Болото в мифологии многих народов – «жидкая земля». Та субстанция, из которой творится мир. Сара, ставшая Саарой, как библейская Сара, ставшая Саррой, становится матерью целого народа. Может Мариам это и не имела в виду, но слишком уж просится. Кстати, Крыса-Саара развозит в Изнанке детей, изображая мать. И она же нашла автобус для Чёрного, для наружной общины. А в коллекции Табаки есть «Болото» - застывшая кучка какой-то фигни, которую если проткнуть, попадёшь в то болото, в которое провалится мир. Так что Саара сидит в центре этого начала мира и поёт песню, которая прекрасна. В сущности, получается, что мир живёт и движется этой песней. И союз Слепого и Крысы далеко не случаен. Главная задача Слепого, во-первых, самому приобщиться к этой песне, даже стать ей, соединиться с ней. А потом сделать всё возможное и невозможное, чтобы её услышали все те, кто хоть немного в состоянии слышать. Он никогда не насилует чужую волю. Ему важно, чтобы "услышали песню" и захотели уйти сами. И времени у него только до выпуска. Потом он уже никому не сможет помочь. И переживает за каждую душу, - «Чёрный попортил Курильщика». И скользит тенью по Дому, прислушиваясь к происходящему, как врач слушает дыхание больного.

Песня не даётся даром, за неё надо заплатить своей кровью, что Слепой и делает, добровольно дав напиться Сааре. Через эту песню он входит в сеть Арахны, которая должна «поймать» всех и объединить. И у него получается. Не просто входит – становится ей. Он – главный двигатель внутренних процессов, происходящих в Доме. Без него не было бы никакого Исхода, может ушла бы пара Ходоков, как в прошлом выпуске, а остальные разбрелись бы по Наружности влачить жалкое существование калек. Кстати, и Чёрного, который организовал народ в наружную общину, вожаком поставил тот же Слепой. Но он делает всё как-то так незаметно и не пафосно, что даже продвинутый читатель не сразу в полной мере осознаёт значение его поступков. И если детские образы других обитателей Дома забываются, слезают с них как уже ненужные шкуры, то все ипостаси развития Слепого как разного размера матрёшки постоянно остаются в нём, отлично осознаваемые и чётко рассортированные. И мы ни на секунду не забываем о мальчике, которого привёл за руку Лось.

Tags:
 
 
Лика
17 March 2015 @ 07:09 am
3UWxffFP2ow

Всем привет. Сто лет не была в родной ЖЖечке. Но вот оказалось, что когда речь заходит о длинных текстах, ничего лучше нет. А потребность такая появилась.

Наткнулась на просторах интернета на книгу Мариам Петросян "Дом, в котором..." и провалилась. Такого со мной не случалось никогда в жизни. Чтобы одно и то же читать по пятому кругу. Чтобы хотеть постоянно думать, писать, говорить, рассуждать, возвращаться в Дом снова и снова... На каждом круге книга прочитывается по-разному. Вдруг оказывается, что ты слеп или просто не умел смотреть прямо. Потому что видел через какие-то свои фильтры и даже не мог воспринять смысл текста таким, каков он есть. Одного прочтения однозначно мало для всех. Все уровни книги раскрываются постепенно. Каждая открытая дверь становится входом в следующую.

По прочтении срочно начинаешь искать "своих", таких же чокнутых)) И сразу находишь. И вот начинаются бесконечные диалоги на форуме группы вконтакте. Такого уровня, что я ничего подобного в сети не встречала. Потом в пространство Дома оказываются вписанными и события твоей жизни. Дом расширяется и включает в себя новые и новые миры.

Тем, кто не читал, горячо рекомендую. Вот тут можно читать или скачивать http://loveread.ws/view_global.php?id=8480

Тут слушать прямо "с листа" https://vk.com/public.php_dom_v_kotorom
А тут - скачать аудио с сайта Игоря Князева и его команды http://www.abookee.ru/ Читает Игорь прекрасно!

В связи со всем вышеизложенным, у меня сейчас появится много текстов, которые не читавшим Дом будут непонятны. Или будут понятные тексты с непонятными отсылками к Дому. Прошу прощения у не читавших. Не хочется закрывать их в индивидуальный режим, потому как они как правило действительно интересны. А мне хочется собрать вместе всё, рассыпанное по разным темам диалогов форумов. Правда, некоторые диалоги хороши в целом виде. Может так и выложу, поглядим.
 
 
 
Лика
Люди, это очень стоит посмотреть - Пушкин в ГУЛАГе. Памятник конечно))) По удивительному рисунку судьбы - творение внучатого племянника художника Фёдора Бруни, рисовавшего Пушкина на смертном одре. Николай Бруни по степени разносторонней одарённости - человек Возрождения. Поэт, художник, лётчик, священник, инженер, отец 6-х детей и... узник ГУЛАГа, расстрелянный на речке Ухтомке. Последнее, понятно, советское ноу-хау.

 
 
 
Лика
Многие в детстве и юности хотели подражать литературным героям. У некоторых это даже получилось. Вот я давеча сама себя высекла, как унтер-офицерская вдова из "Ревизора". Произошло это на внутреннем производственном совещании между Куратором-во-мне и Художником-во-мне. Диалог был примерно следующий:

Куратор-во-мне - Ну вот, подошла моя очередь на зал. Очень кстати. Обязательно надо показать в Израиле работы, которые скоро поедут в Европу и домой не вернутся.

Художник-во-мне(бодро) - Ну и славно. Понятно, что выставлять ты будешь меня, Наташу Гончарову и Сашу Адонина. Никаких сомнений.

Куратор-во-мне - Как бы ни так! Вся коллекция европейского проекта будет выставлена в музее Купермана двумя израильскими искусствоведшами, а я пожалуй выставлю в Иерусалиме только тех, у кого новые работы и кто хорошо вместе смотрится. А ты, дорогуша, по стилю выпадаешь, эспозицию разбиваешь и мешаешь мне работать. Так что будут только Саша Адонин и Наташа Гончарова. Выставка - это произведение искусства, а картины - только элементы мозаики. Так что знай своё место.

Художник-во-мне - КАК?! Это же Я, то есть это же ТЫ, т.е. мы же заодно!

Куратор-во-мне (холодно) - развёл тут кумовство. Пошёл вон!

Вот так было ясно показано кто в доме хозяин.