Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

golova

Цфатский блокнот 3

Следующей поэтической порцией будет "Про нещастную любофф номер 3". Я прикинула, что в том блокнотике, который мне достался, как раз этот номер. 4-ая поэтически поинтересней будет, но не всё сразу. Были ещё какие-то промежуточные, но их можно обобщить)) Но сначала предисловие.

Мои нещастные любови разделяются на 2 категории: натуральные и навязанные собственным мозгом. Это не фантазии или сказки, это могут быть многолетние истории, но суть в том, что начинаются они из умственной установки, - "Ну погляди какой, ну как же ты можешь не влюбиться, это нереально". Или, - "Ты посмотри какая идеальная ситуация! Не об этом ли ты мечтала?". После серии навязчиво неидеальных соглашаешься, - "Ну да, ну конечно. Ну как же! Ну прям что доктор прописал"))) И покорно, подавляя сопротивление отдельных оппозиционных группировок внутри сознания, впрягаюсь в очередную безумную телегу. Когда установка меняется, телега растворяется в тумане, и не знаешь была ли или привиделась. Надо сказать, что на качество рождаемой поэзии степень натуральности совершенно не влияет.

Натуральные накрывают независимо от сознания. Можно даже толком не видеть человека. В отдалении возникает силуэт и внутренний голос говорит, - "Всё, детка. Ты попала". К чести натуральных надо сказать, что объекты оказываются мега-достойными.

От номера 1, питерского художника и горького пьяницы, практически никаких поэтических следов не осталось. Будучи юным радикалом, я, уходя в монастырь, выбросила в мусорный бак на Моховой книжку стихов и все оставшиеся картины. Картин было немного, но парочку жалко. А из тетрадки помню один хороший белый стих

Одиночество

Когда любимые друзья, забывшись,
Мне дарят одинокий день.
Я медленно беру его, стараясь
Не расплескать. И подношу к губам.

И омываюсь им, смывая маски,
Что омертвели, не преобразившись.

В продолжение темы было хайку, но его не помню. Пока писала, стали пищать из темноты, как запертые дети, другие, - "И я тут, и я...". Если они как-то поднажмут и выбьют дверь, то что-то ещё появится.

Потом накрыло уже в Горнем. Благодаря Георгию Иванову из монастырской библиотеки. Сходу выдала цикл посвящений, и понеслось.

Потом была нещастная любофф номер 2. Она даже не очень-то нещастная, просто невозможная по обстоятельствам. Я это дело тоже очень люблю :)

***
А я в тебе как в розовом саду,
Но хлеб любви - он прост и недоступен.

Толкут пшеницу в первобытной ступе
И воду в кровь вливают на ходу.
.............................

Продолжение следует...

golova

Цфатский блокнот 1

Друзья передали из Цфата толстенький блокнот с моими стихами. Открыла - и зависла. Буду потихоньку что-то выкладывать. Там не всё, только цфатские года, когда были сплошные несчастные романы и соответствующая лирика))) Но, к счастью, не только.
***
Сон - распахнутое око
На задёрнутое веком
Театральное пространство
Отражений бытия.
ВременнЫе искаженья -
Просто древняя прореха,
Выдох гор американских
В неразгаданное "я".
... Чьи-то кони проскакали.
Где-то воды разлились...
Жизни наши были снами,
Все. Покуда не сбылись.
.............................
А вот это актуальное)))
***
У женщин тяжела не плоть, а кровь.
Их мысли тянутся как медленные взоры
По одиночеству. И совести укорам
Они сродни. И это им не вновь.
У женщин ранена безжалостная кровь.
У девушек прозрачные глаза,
Испуганные длинные ресницы,
Идей чужих негнущиеся спицы
И вечно алые под небом паруса.
И юных девушек прозрачны голоса.
У девочек так важно и легко
Лежат миры на тоненьких ключицах.
И с миром ничего худого не случится
Пока они о нём вздыхают глубоко.
В душе у девочек серьёзно и легко.
...................
Лужа
Музыкой пронзило небо,
Музыку наплакал дождь.
Ты с разбегу прямо в небыль
Зазеркальную войдёшь.
Мыслей бешеных потоки,
Музы слёзы, стрелы струн
Стихли. Мир беспечно юн,
Но в покой его глубокий
Окунулась неба дрожь.
Тишину наплакал дождь.
golova

Сеть Арахны. Послесловие 1 - Смерть.



Начало тут
Пока Дом стоял крепко, Смерть не имела над нами власти. Дом покрывал нас и защищал, вытаскивал из ям и ловушек. Даже за его стенами, если мы держались вместе, он присутствовал невидимо и нас охранял.Collapse )
Продолжение тут
golova

Слепой - о персонаже книги "Дом, в котором" Мариам Петросян

Слепой1 Сфинкс и Слепой
Любой его поступок неожиданен и нестандартен. В него надо однажды всмотреться и вслушаться, чтобы пропасть навсегда) И чтобы хотелось ловить каждое его слово и каждый жест. Мне трудно писать о нём, не пользуясь терминологией из области духовной, даже из аскетической практики. Есть огонь душевный и огонь духовный. Первый - эмоционален, второй разгорается в мощнейшее пламя при полном молчании эмоций, он другой природы. Именно он горит от того духа, который держит мир и даёт ему жизнь. Вот именно так пафосно, потому что для этого есть все основания в книге. К сожалению, это так же трудно объяснить тем, кто к этому не прикасался, как самому Слепому трудно объяснять свой опыт. Кто-то это просто чувствует, кто открыт как Кузнечик. А кто-то до поры глух, потому что видимо совсем не имел подобного опыта. Слепота эта не удивительна и, можно сказать, простительна. Братья одного монастыря говорили о жившем с ними святом, что он был так тих и прост, что им приходилось напоминать себе, что он Великий.

У Слепого огромный диапазон проявлений. Ни у кого из домовцев такого нет. Он может быть бледной тенью, почти мумией. А может быть стремительным как молния, даже просто идя по коридору. Его страстности может позавидовать Лорд, но он в состоянии скрутить себя в бараний рог, над самим собой поднявшись, если так надо. Мы сами постоянно обманываемся, «видя» его молчаливым и тихим. А потом узнаём, что он буквально взлетает на Дуб в тоске по Лесу и «голова его полна слов». Душа его в Лесу, а вся жизнь в Доме в сущности служение – сокровенное, отчасти видное только самым близким.

Кроме этих близких его мало кто любит - скорее боятся. Точнее, впадают в ступор от необъяснимости его реакций и невозможности его просчитать. О нём ходит много фантазий и слухов. Во внутренней иерархии Дома директор не властен над воспитателем, воспитатель не властен над Слепым, а Слепой... Он ни над кем не властвует. Он начисто лишён желания повелевать, при том, что его авторитет бесспорен. Он может менять законы и никому не придёт в голову возражать. Он - дух Дома, исполняющий его волю. В отличие от Волка, Помпея и им подобных, ему совершенно не надо с кем-то соперничать и "завоёвывать власть". Он может позволить себе роскошь быть расслабленным. В конкретных битвах он становится подобным джедаю, но никогда не инициирует их. Борьба амбиций - это совершенно не про него. Его власть "не от мира сего". И если извлечь "урок от Слепого", то он в том, что когда на каком-то уровне происходит борьба амбиций, побеждает тот, кто вообще в другой системе координат.

А теперь немножко домовской космогонии. Саара живёт на болоте. А «сара» или «сарана» – это топь или болото на наречии той народности, которая жила в районе города Саранск. Болото в мифологии многих народов – «жидкая земля». Та субстанция, из которой творится мир. Сара, ставшая Саарой, как библейская Сара, ставшая Саррой, становится матерью целого народа. Может Мариам это и не имела в виду, но слишком уж просится. Кстати, Крыса-Саара развозит в Изнанке детей, изображая мать. И она же нашла автобус для Чёрного, для наружной общины. А в коллекции Табаки есть «Болото» - застывшая кучка какой-то фигни, которую если проткнуть, попадёшь в то болото, в которое провалится мир. Так что Саара сидит в центре этого начала мира и поёт песню, которая прекрасна. В сущности, получается, что мир живёт и движется этой песней. И союз Слепого и Крысы далеко не случаен. Главная задача Слепого, во-первых, самому приобщиться к этой песне, даже стать ей, соединиться с ней. А потом сделать всё возможное и невозможное, чтобы её услышали все те, кто хоть немного в состоянии слышать. Он никогда не насилует чужую волю. Ему важно, чтобы "услышали песню" и захотели уйти сами. И времени у него только до выпуска. Потом он уже никому не сможет помочь. И переживает за каждую душу, - «Чёрный попортил Курильщика». И скользит тенью по Дому, прислушиваясь к происходящему, как врач слушает дыхание больного.

Песня не даётся даром, за неё надо заплатить своей кровью, что Слепой и делает, добровольно дав напиться Сааре. Через эту песню он входит в сеть Арахны, которая должна «поймать» всех и объединить. И у него получается. Не просто входит – становится ей. Он – главный двигатель внутренних процессов, происходящих в Доме. Без него не было бы никакого Исхода, может ушла бы пара Ходоков, как в прошлом выпуске, а остальные разбрелись бы по Наружности влачить жалкое существование калек. Кстати, и Чёрного, который организовал народ в наружную общину, вожаком поставил тот же Слепой. Но он делает всё как-то так незаметно и не пафосно, что даже продвинутый читатель не сразу в полной мере осознаёт значение его поступков. И если детские образы других обитателей Дома забываются, слезают с них как уже ненужные шкуры, то все ипостаси развития Слепого как разного размера матрёшки постоянно остаются в нём, отлично осознаваемые и чётко рассортированные. И мы ни на секунду не забываем о мальчике, которого привёл за руку Лось.

golova

Дом, в котором...

3UWxffFP2ow

Всем привет. Сто лет не была в родной ЖЖечке. Но вот оказалось, что когда речь заходит о длинных текстах, ничего лучше нет. А потребность такая появилась.

Наткнулась на просторах интернета на книгу Мариам Петросян "Дом, в котором..." и провалилась. Такого со мной не случалось никогда в жизни. Чтобы одно и то же читать по пятому кругу. Чтобы хотеть постоянно думать, писать, говорить, рассуждать, возвращаться в Дом снова и снова... На каждом круге книга прочитывается по-разному. Вдруг оказывается, что ты слеп или просто не умел смотреть прямо. Потому что видел через какие-то свои фильтры и даже не мог воспринять смысл текста таким, каков он есть. Одного прочтения однозначно мало для всех. Все уровни книги раскрываются постепенно. Каждая открытая дверь становится входом в следующую.

По прочтении срочно начинаешь искать "своих", таких же чокнутых)) И сразу находишь. И вот начинаются бесконечные диалоги на форуме группы вконтакте. Такого уровня, что я ничего подобного в сети не встречала. Потом в пространство Дома оказываются вписанными и события твоей жизни. Дом расширяется и включает в себя новые и новые миры.

Тем, кто не читал, горячо рекомендую. Вот тут можно читать или скачивать http://loveread.ws/view_global.php?id=8480

Тут слушать прямо "с листа" https://vk.com/public.php_dom_v_kotorom
А тут - скачать аудио с сайта Игоря Князева и его команды http://www.abookee.ru/ Читает Игорь прекрасно!

В связи со всем вышеизложенным, у меня сейчас появится много текстов, которые не читавшим Дом будут непонятны. Или будут понятные тексты с непонятными отсылками к Дому. Прошу прощения у не читавших. Не хочется закрывать их в индивидуальный режим, потому как они как правило действительно интересны. А мне хочется собрать вместе всё, рассыпанное по разным темам диалогов форумов. Правда, некоторые диалоги хороши в целом виде. Может так и выложу, поглядим.
golova

ГУЛАГ, А.С. Пушкин и Николай Бруни

Люди, это очень стоит посмотреть - Пушкин в ГУЛАГе. Памятник конечно))) По удивительному рисунку судьбы - творение внучатого племянника художника Фёдора Бруни, рисовавшего Пушкина на смертном одре. Николай Бруни по степени разносторонней одарённости - человек Возрождения. Поэт, художник, лётчик, священник, инженер, отец 6-х детей и... узник ГУЛАГа, расстрелянный на речке Ухтомке. Последнее, понятно, советское ноу-хау.

golova

Был бы я негром...

В журнале у друга Пина pinfix пошла тема об именах и паспортистках, которые их пишут как им невесть кто на душу положит. В связи с этим вспомнила любимую историю от моих друзей. Рассказана она была неоднократно и с удовольствием блаженной памяти Акселем со всеми надлежащими паузами и выражениями лица.

Приходит Акселев друг, поэт Анри Волохонский, записывать дочку Глошку. Говорит, что зовут её Глория Анри Волохонская. На что грамотная паспортистка упирается и говорит, что будет "Анриевна" и никак иначе. Но Анри не посрамил высокого звания поэта. А что, - говорит,- если бы был я китайцем по имени Ху?!..

Паспортистка быстренько согласилась на Глорию Анри:)
golova

По следам выставки

Я зажала немало прекрасных постов, но сотворить этот просто обязана. В Иерусалиме, в центре Бегина, прошла двухдневная выставка графики. Выставка в рамках какой-то официальной программы, посему тема заданная - иллюстрации к произведениям нобелевских лауреатов. Получилось неожиданно хорошо и совершенно не формально - такие графические "медитации на тему". Куратором был иерусалимский художник Миша Яхилевич, который в этой роли чувствовал себя как школьник, которого освободили от домашнего задания. Очень был доволен. Вдруг, чуть ли не в последний момент, когда казалось, что выставка срывается, подтянулись художники с удивительными работами. По мне, да это и не только моё мнение, несомненным фаворитом явилась серия Наташи Гончаровой-Кантор haziryam - иллюстрации к стихотворению Бродского "Под вечер он видит, застывши в дверях...". Ну вы сами увидите. А начну показывать с самого необычного. Анна Лейтман-Поланкер принесла "керамическую акварель" - иллюстрации к стихам Пастернака. Удивительный материал керамика. Сколько вижу вариантов использования - каждый раз поражаюсь. Керамика может выглядеть как гравюра или рисунок сухой иглой, а может, оказывается, и как акварель. Вот например:Collapse )
golova

(no subject)

Люди, у Оли Родионовой ne_letay вышла книжка и уже появилась в продаже. Книжка не поэзии - прозы. Если хорошо будет продаваться, то на ЭКСМО возьмут и вторую. Это не намёк - это призыв. И надежда на свет в конце туннеля, который что-то длинноват не в меру. Все навалившиеся испытания выглядят точно как "жарка соловьёв".

Думаю, что Оле дополнительная реклама не нужна. Ссылка на пост - http://ne-letay.livejournal.com/195466.html